Новости

Год свиньи. Российский и мировой рынок стали: 16-23 декабря 2018 г.

Завершающийся 2018 год рынок стали завершил на спаде. Цены на стальную продукцию снижались в России и за рубежом, причем без особых надежд на восстановление в ближайшем будущем. Конечно, Новый год — это всегда новые надежды. Но 2019 г., наверное, не зря будет годом свиньи: весьма велик риск, что он подложит нам изрядную свинью.

Российская экономика так или иначе является частью мировой, а отечественный рынок стальной продукции во многом зависит от тех процессов, что происходят за его пределами. Кроме того, так уж сложилось в последнее время, что основные риски и опасности к нам приходят извне. Скорее всего, такая ситуация продолжится и в текущем году.

Основным источником политических и экономических неурядиц являются в современном мире западные страны. Можно было очень долго поддерживать видимость благополучия посредством эмиссионной накачки экономики с помощью разнообразных QE, надувания пузырей на фондовом рынке, набора новых долгов под практически нулевые проценты, пропаганды, наконец, но рано или поздно приходит время расплачиваться по всем счетам.

Прошлый год ознаменовался несколькими кризисами в новых рыночных странах. Наибольшее воздействие на мировой рынок стали оказала, безусловно, Турция. Но были еще Аргентина, Пакистан, Южная Африка. В текущем году фатальные уязвимости, вероятно, проявятся и в некоторых других государствах. Но главное, что кризис может придти туда, откуда исходит, - в страны Запада.

В 2018 г. предупреждающие звоночки уже звонили вовсю. К концу прошлого года уже накопилась значительная масса тревожных сигналов — падение курсов акций западных компаний, повышение процентных ставок в США, возникновение серьезных финансовых проблем у корпораций масштаба Westinghouse Toshiba, General Motors, General Electric, рост внутриполитической напряженности в Штатах, Франции, Великобритании, Германии. Станет ли эта масса критической? В 2019 г. еще, возможно, нет. Но вероятность серьезного кризиса в западных странах будет расти.

К сожалению, проблемы Запада — это и проблемы всей мировой экономики. В мире перестало расти конечное потребление, свободные средства без толку для реальной экономики «сжигаются» в спекулятивных пузырях и долговых пирамидах. Пройдя по всей цепочке создания стоимости из конца в начало, это неизбежно бьет и по металлургической промышленности. Потребности в металле не увеличиваются, в то время как объем предложения растет.

В условиях избытка мощностей и давления извне естественным шагом выглядит защита собственных производителей. США и Евросоюз пошли по пути открытого протекционизма, введения ограничений на импорт стальной продукции. В США это уже привело к положительным для металлургов результатам. Цены на прокат выросли (правда, временно), в национальной сталелитейной промышленности вводятся в строй новые мощности. Европа идет по этому пути с запозданием, но и там новая система квот на импорт стали, вероятно, приведет к достаточно серьезным изменениям.

По-видимому, в 2019 г. все эти тенденции получат продолжение. США, вероятно, продолжат обособлять свой рынок от остального мира. Возможно, они договорятся по стали с Канадой и Мексикой, как они в прошлом году договорились по автопрому, но стальные тарифы будут сдерживать прочие поставки. Очень вероятно введение ограничений на импорт автомобилей и автокомпонентов, что нанесет серьезный удар по европейскому, японскому, корейскому автомобилестроению. Не исключено, что возникнут и новые конфликты с новыми участниками.

Безусловно, говоря о мировом рынке стали, невозможно не упомянуть Китай. В 2018 г. даже ограниченный торговый конфликт со США привел к заметному торможению китайской экономики. Впервые за последние тридцать лет во второй половине прошлого года произошел спад в китайской автомобилестроительной отрасли. Уменьшился спрос на кредиты для компаний реального сектора, сократились продажи недвижимости и потребительских товаров длительного пользования. Под сильнейшим давлением оказались ведущие высокотехнологичные компании ZTE и Huawei. Причем появилась опасная для КНР тенденция подключения к кампании против китайских товаров таких вассалов США как Япония, Канада, Австралия. Следующими, по-видимому, станут европейские страны.

Впрочем, для китайского рынка стали обстановка выглядит неоднозначно. С одной стороны, правительство собирается прибегнуть к традиционной методике — стимулированию экономического роста посредством крупных инвестиций в инфраструктурные проекты. Также, вероятно, будет продолжена политика налоговых и прочих льгот для бизнеса, чтобы поддержать инвестиции. За счет этого может возникнуть дополнительный спрос на стальную продукцию, хотя китайские эксперты из центральных плановых органов прогнозируют на текущий год уменьшение объемов потребления.

С другой стороны, китайские власти могут воздействовать не только на спрос, но на предложение проката. Одной из основных составляющих спада на мировом рынке стали во второй половине 2018 г. было избыточное производство в Китае. Год назад проблему удалось решить с помощью сезонных ограничений. В крупнейших городах северо-востока и востока страны металлургические комбинаты снижали загрузку мощностей, чтобы уменьшить уровень загрязнения атмосферного воздуха. В 2018 г. этот вопрос попытались передать на локальный уровень, местным властям. Но система не сработала. В ноябре выплавка стали превысила показатель аналогичного периода годичной давности на 10,8%, чугуна — на 9,9%.

Правда, в середине декабря центральное правительство, вроде бы, спохватилось, увидев, что при новой системы качество атмосферного воздуха над промышленными центрами ухудшилось по сравнению с предыдущим годом. Поэтому, наверное, можно рассчитывать на то, что ограничения будут ужесточены. В любом случае, крайне маловероятно, что китайские металлурги в 2019 г. повторят свою эпопею четырехлетней давности и обрушат мировой рынок стали своими избыточными поставками. Китай, безусловно, останется крупнейшим экспортером стали в мире и, по-видимому, вернется в свою привычную низкоценовую нишу, но существенно нарушать равновесие не станет.

Итак, каким в итоге видится наступивший год на мировом рынке стали? Скорее всего, сложным. Глобальная экономика будет все глубже погружаться в депрессию. В ней продолжатся торговые конфликты и локальные кризисы, усилится протекционизм. Будет продолжаться рост политической напряженности. Цены на стальную продукцию будут понижаться по сравнению с текущим уровнем, пока рынок вынужденно не покинут наименее конкурентоспособные игроки. Очевидно, российским компаниям придется сократить объемы экспорта по сравнению с 2018 г., особенно, с его первой половиной. Еще более важным станет для них внутренний рынок.

Для российской экономики и металлургической промышленности 2018 г. также выдался крайне не простым. Достаточно только перечисления негативных факторов и тенденций. Санкции, не только серьезно затруднившие развитие ряда компаний стратегических отраслей, но и ставшие мощным психологическим оружием, направленным против всей страны. Усиление фискального давления на средний бизнес. Значительный рост недоверия общества к власти, вызванный пенсионной реформой, повышением НДС, бензиновым кризисом и другими неприятными событиями, а также их освещением в СМИ. Отсутствие каких-либо мер стимулирования экономики, что привело к замедлению ее роста. Недостаточная стабильность рубля. Повышение процентных ставок и рост инфляции к концу года. Что бы ни говорил президент на своей пресс-конференции, общие впечатления бизнес-сообщества от нынешнего экономического положения страны — сугубо негативные.

Все это в итоге вылилось в снижение потребительского и инвестиционного спроса, а также к обвалу на спотовом рынке стальной продукции. Хотя, судя по данным официальной статистики (например, ассоциации «Русская сталь»), потребление стали в России в 2018 г. немного превышало уровень предыдущего года, металлотрейдеры постоянно сообщали о снижении продаж по сравнению с уровнем годичной давности. Большую часть года рынок находился под сильным давлением. Спотовые цены сплошь и рядом находились ниже заводских, а металлургическим предприятиям чаще обычного приходилось прибегать к понижательным коррекциям по итогам прошедшего месяца.

Тем не менее, в российской экономике по-прежнему наблюдаются весьма обширные зоны роста. В 2018 г. на подъеме находились автомобилестроение, вагоностроение, судостроение, сельскохозяйственное машиностроение, оборонная промышленность, нефтегазовый комплекс и связанные с ним энергетика, химия и нефтехимия. Была введена в строй автомобильная часть Крымского моста, вышел на полную мощность уникальный производственный комплекс «Ямал-СПГ"

В 2019 г. должнстартовать реализация национальных проектов, сформулированных президентом еще в мае прошлого года. Конечно, переход от слов к делу оказался совсем не простым и весьма длительным. Подготовить многие важные документы, прописать конкретные механизмы реализации, создать систему контроля обещают только к весне. Тем не менее, начнется все уже в текущем году. Для металлургов здесь наиболее важными аспектами станут крупные капиталовложения в инфраструктуру, а также меры по содействию несырьевому экспорту. Все это должно обеспечить дополнительный спрос на стальную продукцию.

Правительство, похоже, делает ставку на крупный бизнес — государственный и частный. Роль опоры для отечественной экономики должны взять на себя ведущие корпорации, способные реализовывать широкомасштабные проекты, осуществлять и внедрять новые разработки и быть при этом социально ответственными. В госсекторе это РЖД, «Росатом», «Ростех», «Газпром», «Роснефть», в частном — крупные нефтегазовые, металлургические, химические компании. Всем им недвусмысленно показали: государству необходимы от них новые инвестиции, иначе деньги с них все равно стянут в виде налогов на «сверхдоход». И большой бизнес в результате таки выбрал инвестиции...

В то же время, на спотовом рынке проката не произойдет существенных улучшений. Стройка, возможно, немного приподнимется за счет крупных инфраструктурных проектов, но в жилищном строительстве, по-видимому, продлится застой. Трудно рассчитывать и на оживление среднего бизнеса, не связанного с национальными проектами и госзаказами.

Национальные проекты — это очень большая заявка на лучшее будущее для страны и очень сложная и комплексная задача. На ее решение направляются огромные ресурсы, «выдернутые» из экономики. Чтобы они дали реальную отдачу, нужны компетентность, ответственность и честность — качества по нашим временам и местам весьма дефицитные.

В то же время, устойчивость российской экономики к внешним шокам сейчас довольно высока. По большому счету, государству не слишком страшно падение цен на нефть до около $50 за баррель. Зависимость от зарубежных займов и притока капиталов извне невелика. По-видимому, практически в любых условиях сохранит относительную стабильность рубль. Объявленные против России санкции экономика в целом выдержала, а более серьезные меры, направленные против отечественной промышленности, банковского сектора, энергоносителей, - это уже настоящая открытая война, а у войны свои законы... В этом отношении более рискованным выглядит 2020 г., когда в США состоятся очередные президентские выборы.

В целом и в 2019 г. российской экономике будет не просто развиваться. Но развиваться она таки будет. Так что, у отечественных металлургов, машиностроителей и металлотрейдеров неизбежно появятся новые шансы.

Нет комментариев

Удивительно, но никто не оставил ни одного комменатрия. Вы можете стать первым!

Написать комментарий

captcha